Математические фантазии и исторические реалии
 
Г.А.Кошеленко
(докт. ист. наук., профессор)
Л.П.Маринович
(докт. ист. наук., зав. отделом античной истории ИВИ РАН)
 
По выступлению на конференции "Мифы "новой хронологии"" (21.10.99, истфак МГУ)
 
(статья из журнала "Новая и новейшая история" N3, 2000)
 
 
Современные критики "хронологических" построений А.Т. Фоменко, его соавторов и последователей считают, что начало их творчества приходится на 1993 г. [1]. К сожалению, при этом забываются более ранние деяния этой группы. Мы позволим себе самым кратким образом напомнить предысторию и раннюю историю деятельности этих тотальных ниспровергателей исторической науки. 

У истоков идей, развиваемых этой группой, стоят сочинения знаменитого народовольца "шлиссельбуржца" Н.А. Морозова, освобожденного от пожизненного заключения в крепости в годы первой русской революции 1905-1907 гг. Проведя в одиночном заключении в Петропавловской и Шлиссельбургской крепостях 25 лет, он создал "концепцию", пересматривающую всю древнюю и раннесредневековую историю человечества [2]. Он стремился доказать, что вся она - "творение эпохи Возрождения". По его мнению, то, что мы принимаем за античную литературу, является продуктом литературного творчества XII-XIV вв. На все эпохи "доисторической культуры" он отводил по одному веку: I в. н.э. - каменный век, II в. н.э. - бронзовый век, III в. н.э. - железный. Именно на этот период приходится и начало "латино-эллино-сирийско-египетской империи". Только в XIV в., по его мнению, возникает классическая поэзия, философия, драма, создается древняя истории и древняя наука. Группа интеллектуалов сочинила тогда все произведения античной литературы. Эта грандиозная фальсификация удалась, и все человечество поверило в реальность того периода своей истории, которого на самом деле не было. 

В общем, в появлении книг Н.А. Морозова первоначально не было ничего особенно страшного. Общество восприняло их терпимо - чего не придумает человек, многие годы находящийся в одиночном заключении в Шлиссельбургской крепости, чтобы окончательно не сойти с ума. Некоторый вес этой выдумке придало только звание почетного академика ее автора - один из первых примеров того, как академическим званием награждали человека за политические заслуги. Специалисты откликнулись на этот "труд" несколькими рецензиями, в которых доказывалось, что все эти построения не стоят выеденного яйца [3]. Постепенно вся история забылась, и о ней вспоминали только изредка, когда нужно было привести пример особенно чудовищного дилетантизма. 

Возрождение этих "идей" приходится на 70-е годы, когда математик М.М. Постников прочитал книги Н.А. Морозова и увлекся теми фантазиями, которые в них содержались. Тогда же к нему присоединился и молодой математик А.Т. Фоменко. Вкладом в развитие возрожденной концепции этих двух математиков стало стремление обосновать идеи Н.А. Морозова математически. Тогда появились брошюра и несколько статей этих авторов (с участием иногда также Е.М. Никишина и А.С. Мищенко) [4]. Одновременно в "самиздатовском" варианте по Москве ходила и толстая "монография", в которой в законченном виде были представлены итоги "изысканий", повторяющие, в сущности, все выводы Н.А. Морозова. 

Напор атакующих математиков на косных, по их мнению, историков был столь силен, что по решению Президиума АН СССР в 1982 г. было даже проведено специальное заседание Отделения истории АН, на котором обсуждалось их "выдающееся" открытие. Естественно, что профессиональные историки не только опровергли этот псевдонаучный бред, но и осмеяли его, показав полную несостоятельность "новой хронологии", поскольку она построена на основе наглого насилия над фактами и элементарного невежества. К этой позиции присоединились также многие математики и астрономы. Отражением дискуссии стали статьи, опубликованные в некоторых исторических журналах [5]. Заседание и критика, которая на нем прозвучала, а затем появилась и в печати, оказали на некоторое время отрезвляющее воздействие на эту группу. 

Но в начале 90-х годов А.Т. Фоменко со своими идеями восстал из пепла. Сначала он слезливо жаловался с телеэкрана на плохих дядей из КПСС, который душили прогрессивные направления в науке, самым прогрессивным из которых, естественно, была "новая хронология". Затем наступил новый период, и одна за другой стали выходить книги, которые с поразительной быстротой пекут А.Т. Фоменко с компанией. Все они, в сущности, повторяют одну и ту же самиздатовскую "монографию", но с дальнейшим расширением в сторону новейшего времени. Теперь, считая, что они полностью решили все проблемы древней и раннесредневековой истории, основной удар они наносят по российской истории. Не вдаваясь в тонкости этой концепции, отметим, что и здесь основной прием тот же самый, что применялся ранее (по методике Н.А. Морозова): утверждение, что вся ранняя история России - плод фальсификации. 

Отличие от прежних времен сказывается и в другом. На смену тоненьким в невзрачных обложках "Препринтам" и статьям в журналах под нарочито туманными заголовками, которыми эта компания промышляла первоначально, пришли толстенные гроссбухи в роскошных золоченых переплетах с хлесткими названиями. 

Число этих "трудов" (которые, как правило, различаются только заголовками), тиражи и цены, а также характер их рекламы (в первую очередь на телевидении) показывают, что даже с уродливой пародией на науку эта компания уже покончила. Теперь по всем законам рыночной экономики идет "раскрутка" "новой хронологии", как какой-нибудь очередной безголосой певицы или нового вида памперсов. 

В данной статье мы не будем обращаться к тем проблемам российской истории, которые насилуют "новые хронологи". Мы не являемся специалистами в ней и не сомневаемся, что историки России достойно ответят на эти нападки. Точно так же мы оставляем в стороне и все "выкладки" относительно времени жизни Иисуса Христа. На них также ответят наши коллеги. 

Однако надо помнить, что, несмотря на перенос внимания на более поздние исторические периоды, все же основная отправная точка "новых хронологов" лежит в античности и краеугольным камнем "новой хронологии" является тезис о создании всей античной литературы группой фальсификаторов периода Ренессанса. Опираясь на этот, как они считают, твердо завоеванный ими плацдарм, они развивают наступление на последующие исторические эпохи. 

Несмотря на всю абсурдность этого тезиса, попытаемся беспристрастно рассмотреть его. Мы не будем повторять того пути, по которому шли первые критики "новой хронологии". При всей справедливости их замечаний в адрес "новой хронологии", в них имелся один, как сейчас стало ясно, серьезный изъян. Авторы статей воспринимали А.Т. Фоменко и его компанию как заблуждающихся исследователей. Весь пафос был направлен на то, чтобы объяснить им (именно им!), какие методические ошибки они совершали. Не возражая, естественно, против самого применения математических методов в историческом исследовании, авторы этих критических статей указывали на то, что перед началом математических операций необходима нематематическая подготовка материала, т.е. проведение обычного источниковедческого анализа, что подразумевает исследование источника на языке оригинала, установление точных фактов и т.д. [7] 

Гораздо меньшее внимание было уделено другой стороне - противоречиям выводов сторонников "новой хронологии" со всем имеющимся комплексом фактов, твердо установленных наукой. Теперь же, когда стало ясно, что к науке творчество "новых хронологов" не имеет никакого отношения, а их "труды" широко тиражируются, мы хотели бы сосредоточить свое внимание именно на этом, показав, что их выводы совершенно невозможно согласовать не только с реальными фактами, но и с обыкновенным здравым смыслом. 

Обращаясь к текстам античных авторов, которые "новые хронологи" считают результатом фальсификаций эпохи Ренессанса, мы оставляем в стороне все аргументы историков и филологов, основанные на данных палеографии, истории языка, характере используемого писчего материала и т.п., поскольку для "новых хронологов" они ничего не значат. Приведем только те аргументы, отмахнуться от которых не могут даже они. 

Есть несколько основных причин, по которым "новая хронология" не может считаться справедливой. Прежде всего, античная литература - это целый мир, она отражает не только политические события, но и все остальные стороны античной цивилизации: от тончайших нюансов философско-теологических мыслей до кулинарных рецептов. Если только говорить о том, что дошло до нас, то это десятки поэтов, многие произведения трагиков, комедиографов, историков, географов, архитекторов, десятки произведений авторов различных компиляций, в которых обобщены самые интересные примеры из различных сфер жизни, энциклопедии и произведения многих других жанров. Создать все это многообразие совершенно не под силу и тысячам самых умелых фальсификаторов. 

Второе обстоятельство, на которое необходимо обратить внимание, - наличие такого феномена, как византийская литература, существовавшая примерно тысячу лет. Она наполнена античными реминисценциями и прямыми ссылками на произведения древнегреческой и латинской литературы, т.е. той, которой, по мысли А.Т. Фоменко, еще не существовало. В ней постоянно присутствуют воспоминания о прошлом греков и римлян, описываются события их истории, в подходящих местах цитируются древние авторы, они отсылают к целому ряду явлений и понятий, которые, имея античное происхождение, были понятны каждому культурному человеку, жившему в Византийской империи. Наконец, в них в различном контексте упоминаются многие сооружения и произведения искусства, созданные в античный период. 

Причиной этого был характер школьного образования в Византии. В ранней Византийской империи и в начальной, и в высшей школе господствовали принципы светского образования. В школах читали, заучивали наизусть, комментировали литературные памятники древней Греции. Знание их считалось важным и было нормой в византийском обществе. Уважением пользовался человек, который знал и понимал сочинения Гомера, Гесиода, Пиндара, Геродота, Фукидида, Исократа, Демосфена, Лисия, Платона, Аристотеля, Зенона. В программу школьного образования, кроме упомянутых авторов, были включены также трагедии Эсхила, Софокла, Еврипида (по три работы каждого автора), комедии Аристофана и т.д. [8] 

Чтобы не быть голословными, рассмотрим этот общий тезис на конкретном примере. Возьмем для примера труды только одного византийского автора - Прокопия Кесарийского (VI в. н.э.). Он представляется нам достаточно удобным примером, поскольку сам А.Т. Фоменко не считает его поддельным. Кроме того, Прокопий в своих произведениях описывает политические и военные события только своего времени, события, свидетелем, а то и прямым участником которых он был. Древность не была специальным объектом его исследований. К ней он обращается только эпизодически, для того, чтобы привести какую-нибудь параллель с современными событиями, указать на древность города, сооружения или института, подчеркнуть отличия современной ситуации от более ранней. 

Исходя из этого, посмотрим, в какой степени отразился античный мир и его литература в его произведениях [9]. 

Отметим прежде всего, что Прокопий хорошо знает многие греческие и латинские мифы, что предполагает его знакомство с литературой, в которой они отражены. Ему известен троянский цикл. Он упоминает и сам город Трою, Троянскую войну и, естественно, автора "Илиады" и "Одиссеи" Гомера, а также и целый ряд героев-участников этой войны (и некоторые эпизоды из их жизни) и связанных с ними персонажей: Агамемнона, Ахилла, Диомеда, Мелеагра, Одиссея и Кирку, нимфу Калипсо, Дидону, Энея и его отца Анхиза. Неоднократно он вспоминает Сциллу и Харибду. 

Прокопий также хорошо знал весь цикл мифов о плавании аргонавтов в Колхиду за золотым руном. Он вспоминает Язона, Медею, ее несчастного брата Апсира, Аэта. Еще один цикл мифов, представленный в трудах Прокопия, - цикл, связанный с Ифигенией в Тавриде. Им упоминаются сама Ифигения, Агамемнон, Артемида, Орест, Пилад. В тексте Прокопия присутствуют упоминания и о ряде других мифов, например, о борьбе Геракла с Антеем, об амазонках, о прикованном в горах Кавказа Прометее и т.д. Знает он и Кумскую Сивиллу. Естественно, в его тексте есть имена многих греческих и римских божеств. 

Вспоминает Прокопий также и события очень ранней истории греков, римлян, народов Востока. В подходящих по контексту местах он называет основателя династии Ахеменидов Кира, указывая на то, что знание о нем он почерпнул из сочинения Ксенофонта "Киропедия". Неоднократно повторяется имя Александра Македонского. В связи с описанием Фермопил и Геллеспонта упоминается персидский царь Ксеркс и его поход против Греции. Присутствует в его тексте и Фемистокл. Пишет Прокопий о Семирамиде, занимавшей столь большое место в представлениях греков и римлян об истории древнего Востока. Называет он и римлян: одного из древнейших царей Нуму и победителя галлов Камилла. Упоминается целый ряд ранних римских императоров (Август, Веспасиан, Диоклетиан, Домициан, Константин, Нерон, Тит, Траян), не говоря уже о более близких ему по времени императорах Восточной и Западной Империй (Ромул Августул, Анастасий I, Зенон, Лев I, Лев II, Аттал Приск, Валентиниан III, Глицерий, Майоран, Петроний Максим, Маркиан, Непот, Олибрий, Феодосий I, Феодосий II, Юстин I). В подходящем контексте Прокопий пишет о правителе Пальмиры Одейнате и его жене Зенобии, сыгравших столь большую роль в истории Римской империи в III в. н.э. 

Знает Прокопий и целый ряд фактов из очень ранней истории Греции и Рима. Он говорит, что южная Италия когда-то называлась Великой Грецией, что Массалия была одной из фокейских колоний, что Византий был назван по имени своего основателя. В связи с описанием Аппиевой дороги он вспоминает ее строителя, указывая достаточно точное время существования дороги. Вспоминает он также обстоятельства возникновения парфянского царства и обстоятельства прихода к власти в Армении династии Аршакидов, о строительстве македонянами городов Селевкия на Тигре и Ктезифон. На страницах его трудов присутствуют (в соответствующем контексте) названия ряда древних народов, уже исчезнувших в его время: киммерийцы, скифы, савроматы, меланхлены. 

Знание всех этих фактов предполагает хорошее образование автора и знакомство его с трудами многих более ранних авторов. Целый ряд их он называет в своих книгах. Он неоднократно называет Гомера, из трагиков упоминается Эсхил, из греческих историков - Геродот и Ксенофонт, из римских - Саллюстий. Хорошо знает Прокопий некоторые произведения Аристотеля, а также "Географию" Страбона. 

В текстах Прокопия присутствует и целый ряд прославленных художников древности (и их произведений): Фидий, Лисипп, Пракситель, Мирон. Он упоминает известные другие сооружения (иногда и связанные с ними статуи божеств), которые существовали еще в его время. Особенно много говорится о римских сооружениях: храме Фортуны, храме Юпитера Капитолийского, храме Януса (в связи с этим вспоминаются и древние обычаи, связанные с ним), храме Мойр, храме Мира, гробнице императора Адриана, о некоторых термах. Рассказывает он и о храмах Аммона и Александра Македонского в Ливии, храме Гермеса (Меркурия) возле Карфагена, храмах и алтарях на острове Филы (в Египте). 

Таким образом, только один этот автор VI в. своим творчеством полностью перечеркивает все попытки "новых хронологов" объявить античную литературу (в широком смысле этого слова) плодом фальсификации гуманистов. Еще раз подчеркнем два обстоятельства. Первое: Прокопий Кесарийский - не исключение, так же наполнены античными реминисценциями множество произведений византийской литературы. Второе обстоятельство: Прокопий не обращается специально к ранней истории и ранней литературе. Но в византийской науке и литературе существовали жанры, специально ориентированные на изучение прошлого. Отметим, прежде всего, так называемые "Схолии", т.е. разъяснения различных темных мест в произведениях античных авторов. Язык и реалии жизни менялись и многие места в них становились неясными для рядовых читателей византийской эпохи. Но поскольку они по-прежнему использовались и были интересны, то эрудиты создавали свои комментарии - схолии. В византийское время были составлены, например, схолии к речам Демосфена [10]. 

Надо иметь в виду также наличие произведений, подобных "Библиотеке" известного государственного и церковного деятеля константинопольского патриарха Фотия (810-891 гг. н.э.) [11]. Фотий был сам блестящим знатоком античной литературы и возглавлял большой кружок эрудитов, интересовавшихся, как и он, этой литературой. В 855 г. он был назначен послом для переговоров с представителями халифа об обмене военнопленными. Перед долгим и опасным путешествием Фотий написал для своего брата Тарасия изложение содержания (и свои оценки) 280 прочитанных им произведений ранней литературы. Именно эта работа и известна под названием "Библиотека". Объем его сообщений об отдельных книгах сильно различается: от одной фразы до нескольких страниц. Из общего числа 280 прочитанных книг 158-это труды церковных авторов, а 122- так сказать "гражданских". Любопытно, что 87 произведений относятся ко времени от V в. до н.э. до II в. н.э., т.е. к собственно античной литературе [12]. Особую ценность труду Фотия придает то обстоятельство, что многие из сочинений, которые он упоминает, позднее были утрачены. Например, из 33 сочинений историков, прочитанных им, до нас дошло 20. 

Фотий - не единственный пример такого эрудита - знатока античной литературы. Очень показателен в этом отношении Арета, архиепископ Кесарей Капподокийской (860-935 гг. н.э.) [13]. Он также был большим знатоком и любителем античной литературы. К счастью, сохранился ряд книг из его собственной библиотеки. Арета заказывал копии необходимых ему произведений в профессиональной мастерской переписчиков (в одном из монастырей). На полях принадлежащих ему книг содержатся достаточно обширные комментарии, написанные его собственной рукой, из которых иногда ясно даже, сколько денег он заплатил за тот или иной том. За томик Эвклида он уплатил 14 золотых, а томик диалогов Платона ему стоил 21 золотой. Благодаря его собственным пометам мы знаем, что в состав его библиотеки входили, кроме Платона и Эвклида, также Лукиан, "Органон" Аристотеля, Элий Аристид, некоторые христианские авторы. По другим источникам известно, что он владел также произведениями Павсания, Диона Хрисостома, Марка Аврелия. 

Те примеры, которые мы привели, - это единицы из сотен возможных. Совершенно несомненно, что в византийскую эпоху сохранялась большая часть античного литературного наследия, оно активно изучалось и использовалось. Весьма трудно представить себе, чтобы византийские авторы изучали те произведения. которые еще не были написаны гуманистами-фальсификаторами. 

У рассматриваемой проблемы есть и другая сторона. В то же самое время произведения античной литературы активно переводились на некоторые восточные языки. Наибольшее число переводов было на сирийский. Древнейшая сирийская рукопись точно датируется 243 г. н.э. (на основании даты по селевкидской эре, проставленной в документе). Она была найдена при раскопках древнего города на Евфрате Дура-Европос [14], погибшего в 253 г. в результате персидского нашествия [15]. Примерно этим временем мы можем датировать начало бурного развития сирийской литературы [16]. В ней большое место занимали переводы с греческого языка [17]. Первоначально переводились христианские сочинения, а затем достаточно широко и произведения светской литературы. Еще во второй половине II в. Татиан создал "Диатессарон" - связный рассказ о жизни и деяниях Христа на основе четырех евангелий. Он пользовался большой популярностью и переводился на ряд языков. 

Фрагмент греческого перевода был найден при раскопках Дура-Европос [18]. Переводы светской литературы включают некоторые произведения Аристотеля, в частности "Органон", "Первая аналитика", "Логика", "О космосе", а также работы Феофраста, Лукиана, грамматику Дионисия Фракийского, труды Фемистия, несколько книг (по некоторым сведениям - 26) великого врача Галена, труд Порфирия "Исагога" ("Введение"), который переводился трижды в V, VI и VII вв. [19]. 

В ранней арабской литературе переводы произведений с греческого языка также занимали очень видное место. Первоначально появление их было обусловлено чисто практическими целями. Насколько нам известно, самый первый опыт перевода -перевод переписки между Аристотелем и Александром Македонским, "эпистолярный роман" (по выражению М. Гриньяши), включавший как подлинные письма Аристотеля и Александра, так и сочинения учеников Аристотеля - перипатетиков III в. до н.э. Причина этого достаточна ясна - перед Омейядскими халифами, по заказу которых делался перевод, стояли те же самые задачи, которые встали перед македонским владыкой: внезапные огромные по масштабам завоевания, необходимость контролировать обширные территории, потребность найти modus vivendi с элитой завоеванных стран и т.д. Перевод этих текстов на арабский язык относится к периоду 724-743 гг. [20] 

Характерно, что перевод собственно философских произведений Аристотеля выполнен на 100 лет позднее - при халифе аль-Канди. На арабский язык было переведено очень большое количество произведений Аристотеля [21], вслед за тем наступило время и других философов (в первую очередь, Платона) [22]. Особенно активно переводили античных авторов на арабский язык в IX в., когда в Багдаде действовала целая школа под руководством Хунайна ибн Исхака [23]. Особое внимание уделялось произведениям естественнонаучной тематики. Например, были переведены труды Феофраста, сочинения врачей Гиппократа, Галена, Диоскорида, математиков (труд Аполлония из Перге "О конических сечениях"), специалистов по механике и близким дисциплинам Филона Византийского, Архимеда, Герона Александрийского. 

Целый ряд трудов ранних арабских авторов содержит многочисленные цитаты из различных произведений античной литературы, что свидетельствует либо о том, что эти авторы знали греческий язык, либо о том, что на арабский язык было переведено еще большее число трудов античных авторов, чем мы сейчас знаем. В ранне-исламское время, судя по свидетельствам арабских авторов, на территории халифата греческие рукописи встречались достаточно часто, видимо, главным образом в христианских монастырях [24]. 

В раннесредневековый период известны также переводы произведений античной литературы на армянский [25], коптский [26] и среднеперсидский языки [27]. 

Как видно из вышесказанного, этим замечательным гуманистам-фальсификаторам, которых изобрел Н.А. Морозов, поддержанный А.Т. Фоменко и всей компанией, нужно было придумать не только всю античную литературу, но также и почти всю византийскую, половину сирийской, часть армянской, пехлевийской (среднеперсидской), да вдобавок еще немного и коптской. Думается, что даже математикам это не под силу. 

Н.А. Морозов, сидевший в одиночном заключении в крепости, естественно, не мог знать о том, что именно в это время рождалась новая научная дисциплина - папирология. Но людям, претендующим на пересмотр глобальной хронологии в конце XX в., необходимо об этом знать и хоть как-то учитывать этот материал. 

Папирология - наука, исследующая тексты, написанные на особом писчем материале - папирусе. Его изготавливали из стеблей растения, которое наиболее широко распространено в Египте, но встречается и в некоторых других местах. В древнем и раннесредневековом Египте это был главный писчий материал, начиная примерно с 3000 г. до н.э. и до VIII в. н.э., когда папирус был вытеснен бумагой [28]. Папирус, естественно, использовался как для рукописных книг, так и (в неизмеримо большей степени) для различного рода документов. 

Первые папирусы в Европе нового времени появились еще в XVI в., но были  поняты много позднее. Огромной сенсацией стало обнаружение в 1752-1754 гг. при раскопках античного города Геркуланума (погибшего от того же самого извержения вулкана Везувий, который уничтожил и Помпеи) в доме Кальпурния Пизона библиотеки, включавшей в себя около 800 свитков папирусов литературного содержания (главным образом, сочинений Эпикура и его последователей, в первую очередь Филодема). К сожалению, они были сильно обуглены и расшифровка их вызывает большие трудности [29]. 

Только в XIX в. в распоряжении науки оказались значительные коллекции папирусов. Сначала они покупались европейцами у египетских торговцев древностями, приобретавших их в свою очередь у крестьян, случайно нашедших папирусы, а с конца этого века основным источником поступления папирусов стали научные раскопки, проводимые специалистами. В результате были созданы многочисленные коллекции папирусных документов во многих странах: Австралия, Австрия, Англия, Бельгия, Венгрия, Германия, Голландия, Греция, Грузия, Дания, Египет, Испания, Италия, Канада, Норвегия, Польша, Россия, США, Финляндия, Франция, Чехия, Швейцария, Швеция [30]. Очень трудно сказать, сколько всего сейчас в этих коллекциях хранится папирусных документов (многие из них еще не опубликованы), но можно предполагать, что эта цифра - несколько сот тысяч. 

Благодаря папирусным находкам расширилось и наше знание античной литературы [31]. В распоряжение исследователей поступили: труд так называемого "Оксиринхского историка" (продолжение "Греческой истории" Ксенофонта) [32], фрагменты трагедии Еврипида "Эрехфей" [33], целый ряд пьес великого комедиографа Менандра, творчество которого до этого было известно практически только по переделкам его пьес римскими авторами (Плавтом и Теренцием) [34], речи друга, а затем соперника Демосфена - оратора и политического деятеля Гиперида [35], многие стихотворные произведения [36] и т.д. Одним из величайших открытий явилось обнаружение замечательного произведения Аристотеля "Афинская полития" [37]. Огромное значение имели и находки школьных текстов, было обнаружено несколько сот фрагментов рукописей поэм Гомера - это были записи школьников, которые обязаны были хорошо знать и "Илиаду" и "Одиссею". 

Уже этот перечень показывает значение папирусов для изучения античной цивилизации и полностью опровергает все "выводы" Н.А. Морозова и следующего ему А.Т. Фоменко о создании античной литературы в эпоху Ренессанса. Все приведенные нами выше примеры - тексты либо эллинистического (III-I вв. до н.э.), либо римского времени (I-IV вв. н.э.). Отметим, кстати, что именно в эпоху Ренессанса в Европе совершенно забыли об использовании папируса в качестве писчего материала. 

Вместе с тем, имеются и другие обстоятельства, которые еще сильнее бьют по концепциям "новых хронологов". Первое из этих обстоятельств состоит в том, что литературные папирусы входят в единый комплекс с документальными. Дело даже не в том, что главные места находки папирусов - свалки мусора на окраинах древних поселений, где в единых кучах (часто высотой в несколько метров) вперемешку лежали зола, битая посуда, другой пришедший в негодность домашний инвентарь и рваные литературные и документальные папирусы, уже не нужные их хозяевам. 

Гораздо важнее другое обстоятельство. Рукописные книги в виде свитков были исписаны только с одной стороны, а вторая оставалась чистой. Но папирус всегда стоил дорого, и его старались использовать экономно. Когда папирусная книга приходила в негодность, ее не выбрасывали целиком, наилучше сохранившиеся листы вырезали и использовали снова - писали на обороте. Конечно, такие листы не использовались для важных документов, на них делались всякие хозяйственные заметки, составлялись распоряжения для самых мелких чиновников и слуг, писались черновики более важных документов и т.д. Тем самым подобные документы включались в общий круг папирусной документации. 

Исходя из всего этого, мы должны будем признать, что, если следовать положениям Н.А. Морозова и А.Т. Фоменко, то гуманисты-фальсификаторы, которых они сконструировали, должны были создать и весь этот огромный массив документальных материалов. Они должны были придумать десятки типов документов (царские рескрипты, приказы различных чиновников, податные ведомости, списки людей, привлекаемых к очистке каналов и ремонту дамб, отчеты перед вышестоящими чиновников более низкого ранга, доносы, протоколы судебных заседаний, арендные договоры, письма и множество других типов документов). Они также должны были предусмотреть изменение типов документов в течение времени в связи с различного рода реформами, сотни тысяч имен людей и десятки - богов, наконец, должны были изобрести тысячи выдуманных судебных дел и нормы права. Наконец, из сотен документов они должны были составить различные архивы и, в соответствии с этим, создать биографии многих людей, жизнь которых отражена в документах этих архивов. 

Наконец, еще одно обстоятельство. Целый ряд документов и литературных произведений получен из размонтированных мумий. Дело в том, что в это время продолжал существовать (в несколько более упрощенном варианте) древнеегипетский обряд погребения. Тело умершего очищалось от внутренностей, бальзамировалось, а затем снаружи обертывалось многочисленными слоями папируса. Верхний слой папируса раскрашивался. Для этой цели идеально подходили именно пришедшие в негодность книги, поскольку они представляли собой достаточно длинные свитки. Именно таким образом было получено наибольшее количество литературных произведений. 

Следовательно, надо допустить не только создание самих текстов на папирусе этими фальсификаторами, но и просто зверское обращение с жителями Египта. Может ли А.Т. Фоменко объяснить, каким образом в мусульманский Египет где-нибудь в XIII-XIV вв. могли прибыть эти самые "гуманисты", наладить производство папируса, создать невероятное количество документов и литературных произведений, разложить их по мусорным кучам, да вдобавок еще убить сотни людей, забальзамировать их, обмотать папирусными свитками со специально придуманными литературными текстами и поместить в индивидуальные или коллективные могилы? 

К несчастью Н.А. Морозова и А.Т. Фоменко на свете существует не только папирология, но еще и такая наука, как эпиграфика. В античном мире постоянно стремились увековечить наиболее важные документы, вырезав их на каменных плитах и выставив на всеобщее обозрение. К числу таких документов относились законы, договоры между различными государствами, почетные постановления о привилегиях заслуженных деятелей государств, списки победителей в различных соревнованиях, акты об освобождении рабов, постановления отдельных местных органов власти, сакральные законы и правила, различные отчеты коллегий магистратов, наконец, надгробные надписи и множество иных типов документов. 

Укажем, прежде всего, что этих документов зафиксировано огромное число. По указаниям академика Н.И. Новосадского, на начало XX в. только древнегреческих надписей было учтено более 100 000 [38]. С того времени число их увеличилось в несколько раз, и сейчас уже никто не решится назвать примерную цифру. При этом мы не говорим о еще более многочисленных надписях на латинском языке. Чтобы читатель получил представление о количестве этих документов, укажем, что только на территории древнего Боспорского царства (Керченский и Таманский полуострова), которое для греков и римлян было примерно тем же, чем для нас является Чукотка, на 1965 г. было известно более 1300 греческих надписей [39]. 

Греческие и латинские надписи найдены на огромном пространстве: в Африке (в Мавритании, Марокко, Алжире, Тунисе, Ливии, Египте); в Европе (в Португалии, Испании, Франции, Англии, Бельгии, Люксембурге, Германии, Швейцарии, Сербии, Хорватии, Словении, Греции, Албании, Болгарии, Румынии, Венгрии, Австрии, Украине, России, Грузии, Армении, Азербайджане); в Азии (в Турции, Сирии, Ливане, Израиле, Иордании, Ираке, Иране, Афганистане, Таджикистане, Йемене). 

Для нас в связи с рассматриваемой проблемой особенно важно одно обстоятельство - прямая перекличка античных литературных текстов и надписей. Формы такой переклички могут быть самыми различными. Одно и то же событие часто отражается и в тексте историка, и в документе, вырезанном на камне. 

Например, всем хорошо известны события греко-персидских войн. Одним из важных эпизодов в ходе этих войн было решение афинского народного собрания не защищать город от персов, но оставить его, отвезти женщин, детей и стариков на остров Саламин и в город Трезену, а мужчинам - сражаться на кораблях с персидским флотом. Эпизод этот описал Геродот [40], но особенно ярко и подробно - Плутарх в биографии афинского политического деятеля того времени Фемистокла [41]. В 1959 г. в городе Трезене была найдена копия постановления народного собрания Афин, принятого по предложению именно Фемистокла и содержащая описание тех мер, о которых говорили античные авторы [42]. 

После окончания греко-персидских войн Афины создали так называемый Афинский морской союз, в который вошли десятки греческих городов. Все они должны были платить дань Афинам. Об этом сообщают очень многие античные авторы. Благодаря археологическим работам и случайным находкам удалось собрать значительное число надписей, в которых содержалась информация (год за годом) о тех суммах, которые были обязаны платить входившие в союз города [43]. 

В 395 г. до н.э. Афины заключили союз с Беотией, направленный против Спарты [44], этот факт зафиксирован и надписью, найденной на афинском акрополе [45]. В знаменитом произведении Павсания "Описание Эллады" - своего рода путеводителе по знаменитым местам Греции, в описании афинского акрополя содержится упоминание о статуях, поставленных афинянами в благодарность за заслуги перед городом двум прославленным полководцам: Конону и его сыну Тимофею [46]. Сами статуи погибли в пучине времени, но надписи на их постаментах были найдены именно там, где они должны были находиться, согласно описанию Павсания [47]. 

Великий афинский оратор Демосфен в одной из своих речей объяснял, почему Афины должны проявлять величайшее уважение к царю Боспорского царства Левкону (афиняне дали ему права гражданства, и свободу от пошлин) - потому, что от Боспора зависит снабжение города хлебом [48]. 

Прямое подтверждение информации Демосфена содержится в одной из надписей, найденной в афинском порту Пирее. Она является постановлением Народного собрания относительно детей царя Левкона - Спартока и Перисада. В постановлении говорится, что им даруются те же самые привилегии, что и их отцу [49]. 

Иногда мы находим прямые текстуальные совпадения. В известном сочинении "Жизнь десяти ораторов", автор которого неизвестен и которого обычно называют Псевдо-Плутархом (поскольку этот труд был обнаружен среди сочинений Плутарха), содержится текст декрета афинского народа, прославляющего известного политического деятеля Ликурга. Расхождение его с подлинным текстом, вырезанным на каменной плите и найденным в Афинах, - всего в нескольких словах [50]. 

Можно во много раз увеличить примеры прямого соответствия информации, содержащейся у античных авторов и в надписях. Совпадают не только сами события, но и формуляры документов, система датировок, названия должностей, упоминаемые денежные системы и т.д. В сущности, это - единый комплекс источников. Именно поэтому вполне закономерен вопрос: как могли эти зловредные гуманисты создать такой огромный каменный архив? 

Укажем, что самые восточные греческие надписи найдены на северо-востоке Афганистана [51] и юге Таджикистана [52]. Как могли эти гуманисты проникнуть в такую даль из Европы и вырезать здесь на каменных плитах и на алтаре свои надписи? 

Очень большая коллекция греческих надписей обнаружена и при раскопках древнего города Сузы (возле современного города Шустер) в Иране [53]. Несколько греческих надписей найдено в древнем Вавилоне [54], недалеко от современного Багдада. Неужели и сюда - в самое сердце халифата - смогли проникнуть эти фальсификаторы? 

Надписи согласуются не только с текстами литературных произведений античности. Они согласуются и с многими широко известными памятниками архитектуры. Всему миру известен Парфенон - главный храм Афин, построенный по предложению Перикла и по решению Народного собрания города. Руины его и сейчас находятся на вершине афинского Акрополя. О строительстве и последующей истории храма рассказывают многие античные авторы, особенно же подробно - Плутарх [55]. Но помимо рассказов античных авторов и самого памятника в распоряжении науки имеются многочисленные надписи ~ отчеты о строительстве Парфенона [56]. Афины были демократической республикой и поэтому постоянно стремились к тому, чтобы вся финансовая документация города была доступна каждому гражданину [57]. Для этой цели финансовые отчеты по строительству Парфенона за каждый год с указанием характера и объема выполненных работ и их стоимости вырезались на каменных плитах и выставлялись для всеобщего сведения. Указывались самые мельчайшие детали работ, вроде изготовления деревянных лекал или покраски потолков. 

Парфенон не был исключением. Во многих греческих городах мы находим похожие надписи с аналогичными отчетами. Самый большой каменный архив экономического содержания происходит с острова Делос и охватывает значительную часть эллинистического периода [58]. На острове главной экономической силой был храм Аполлона. Жрецы храма каждый год "публиковали" свои отчеты, воздвигая каменные стелы, в надписях на которых давали полные отчеты в своей деятельности по управлению храмовым имуществом. Отчеты поразительно детальные, в них учтено все - вплоть до самой маленькой комнаты в сдаваемой в наем гостинице, все поступления доходов вплоть до обола, все предметы, хранящиеся в сокровищнице храма. Разве можно, обладая даже выдающейся фантазией, придумать такие отчеты за период в 150 лет? 

Надписи создали для "новых хронологов" еще одну совершенно неразрешимую проблему. В Египте эллинистического времени некоторые наиболее важные религиозные документы выполнялись на двух языках: древнегреческом и древнеегипетском. При этом египетский текст исполнялся с помощью двух видов письменности: иероглифики и демотики. Текст же был абсолютно одинакового содержания [59]. Таким образом, если следовать А.Т. Фоменко и компании, то замечательные гуманисты-фальсификаторы расшифровали древнеегипетскую систему письменности на несколько веков ранее Шампольона. 

Но пикантность ситуации усиливается тем, что египетский пример - не единственный. Тексты на двух языках одинакового содержания встречены во многих местах. Для того, чтобы их сфабриковать, нужно было знать ликийский язык (и его графику) [60], лидийский [61], фригийский [62], несколько диалектов арамейского [63] и т.д. При этом нам необходимо учесть, что эти языки расшифрованы совсем недавно. В этот список надо включить также парфянский и среднеперсидский языки, поскольку в Сасанидском Иране на протяжении III в. н.э. государственные надписи писались на трех языках (в дополнение к вышеуказанным также и на греческом) [64]. 

Наконец, этим созданным воображением Н.А. Морозова фальсификаторам нужно было вдобавок еще знать древнеиндийские языки, буддийскую философию и политику маурийского царя Ашоки. Дело в том, что в Кандагаре (Афганистан) найдены  двуязычные (греческие и арамейские) надписи этого царя [65]. Но их содержание -компиляция из так называемых "эдиктов царя Ашоки", который на всем пространстве своей империи стремился посредством этих надписей ознакомить подданных со своей доктриной дхармы, а эти эдикты на собственно индийской территории были написаны на санскрите и пракрите. 

Мы полагаем, что приведенных примеров достаточно, чтобы показать, что все попытки "новых хронологов" переписать всемирную историю построены на песке. При этом мы, как видел читатель, совершенно не использовали археологическую и нумизматическую аргументацию, которая еще более разительно опровергает их выдумки. Полная несовместимость их построений со всеми без исключений категориями источников показывает, что здесь мы сталкиваемся с бессовестной спекуляцией, не имеющей никакого отношения к науке. Можно с достаточной долей уверенности утверждать, что компания А.Т. Фоменко теперь взволнована только прибылью от своего бизнеса. Конечно, в наше время даже академику живется не очень легко, но, как говаривал незабвенный историограф батальона австро-венгерской армии и друг бравого солдата Швейка вольноопределяющийся Марек: "и в несчастье не нужно унижаться". Профанирование науки непростительно, тем более человеку, имеющему высшее в нашей стране научное звание академика Российской академии наук. 

Примечания.

  1. См.: Володихин Д. Я играю на глобальной гармошке. - Володихин Д., Елисеева О., Олейников О. История России в мелкий горошек. М., 1998, с. 179. 
  2. Впервые идеи были высказаны в книге: Морозов Н.А. Откровение в грозе и буре. СПб., 1907. Затем они развивались в ряде других книг. См.: Морозов Н.А. Пророки. М., 1914: его же. Христос, тт. I-VII. М., 1924-1932. В недавнее время все эти книги были переизданы. 
  3. См.: Астров П. По поводу книги Н. Морозова "Откровение в грозе и буре". М., 1908: Никольский  Н.М. Астрономический переворот в исторической науке - Новый мир, 1925, N 1; Преображенский П.Ф. Николай Морозов и наука о человеке. - Антирелигиозник, 1926, N 11: Мишулин А.В. История с астрономией или астрономия против истории. - Революция и культура, 1930, N 23. Кроме того, в журнале "Антирелигиозник" за 1933 г. (в различных номерах) были опубликованы рецензии на первые тома книги "Христос" Н.М. Никольского, А.Б. Рановича, Е. Беляева и др. Отметим, что против методов и выводов Н.А. Морозова выступали не только историки, но и математики, в частности академик А.А. Марков (специалист по теории вероятности и математической статистике). См.: Марков А.А. Об одном применении статистического метода. - Известия Академии наук, 1916, т. X, с. 239, сл. 
  4. Постников М.М., Фоменко А.Т. Новые методы статистического анализа нарративно-цифрового материала древней истории. Предварительная публикация. М., 1980; Фоменко А.Т. Некоторые статистические закономерности распределения плотности информации в текстах со шкалой. - Семиотика и информатика, вып. 15. М., 1980; его же. Методика распознавания дубликатов и некоторые приложения. - Доклады АН СССР, 1981, т. 258, N 6; его же. Проблемы механики управляемого движения. - Иерархические системы. Межвузовский сборник научных трудов. Пермь, 1980. 
  5. Голубцова Е.С., Смирин В.М. О попытках применения "новых методик" статистического анализа к материалу древней истории. - Вестник древней истории, 1982, N 1; Голубцова E.G., Кошеленко Г.А. История древнего мира и "новые методики". - Вопросы истории, 1982, N 8. 
  6. Носовский Г.В., Фоменко А.Т. Критика традиционной хронологии античности и средневековья (Какой сейчас век?). М., 1993; их же. Глобальная хронология. Исследования по истории древнего мира и средних веков. Математические методы анализа источников. М., 1993: их же. Новая хронология и концепция древней истории Руси, Англии и Рима. М., 1995; их же. Рим и Русь. Правильно ли мы понимаем историю? М., 1999. 
  7. В числе прочего указывалось, что эта до-математическая стадия исследования должна основываться на точных, выверенных фактах. Ярким примером отсутствия этой стадии являются, например, все выводы, делаемые на основе сообщения историка Фукидида о затмении солнца в 430 г. до н.э. М.М. Постников и А.Т. Фоменко придают ему большое значение при конструировании своей "хронологии". Но чтобы "хронология" заработала, нужно, чтобы это затмение было полным. Поэтому они отвергают точный смысл текста Фукидида (современника описываемых событий), в котором прямо говорится о том, что затмение было частичным (см.: Голубцова Е.С., Смирин В.М. О попытке..., с. 175-182). Во второй из критических статей указывалось на то, что таким же примером отсутствия настоящей до-математической стадии обработки материала являются таблицы так называемых "династических параллелизмов". Римские императоры объединялись в них в отдельные группы. Затем подсчитывались годы правления императоров и после того, как оказывалось, что количество лет совпадает, делался вывод, что более ранняя "династия" в процессе фальсификации истории копировала более позднюю. Критики обращали особое внимание на соответствия между так называемыми императорами II и III империй. Империя II начиналась с Суллы и заканчивалась Помпеем, а империя III начиналась Аврелианом и заканчивалась Диоклетианом. При этом "новые хронологи" не учитывают того обстоятельства, что ни один из политических деятелей империи II не был императором, что включенный в этот список Серторий не правил в Риме, а был мятежником, восставшим против властей в Испании и т.д. Естественно, что при таком характере обработки материала на этой стадии исследования ничего вразумительного в итоге получиться не могло (см.: Голубцова Е.С., Кошеленко Г.А. История.., с. 78-80). Исходя уже из опыта сегодняшних дней, мы можем сказать, что методы подсчета примерно такие: при исследовании хронологии современной России в равной мере включать в подсчеты годы президентства Б. Ельцина и годы президентства Д. Дудаева. 
  8. Самодурова З. Школы и образование. - Культура Византии. IV - первая половина VII в. М., 1984, с. 478-503. 
  9. О Прокопии Кесарийском см.: Удальцова З.В. Мировоззрение Прокопия Кесарийского. - Византийский временник, 1971, N31, с. 8-22; ее же. Развитие исторической мысли. - Культура Византии. IV - первая половина VII в. М., 1984, с. 148-160; Evans J.A.S. Procopius. New York, 1972. Мы пользовались следующими переводами трудов Прокопия: Прокопий Кесарийский. Война с готами. О постройках. Том I-II. Перевод С.П. Кондратьева. М., 1996; Прокопий Кесарийский. Война с персами. Война с вандалами. Тайная история. Изд. 2-е, исправленное и дополненное. Перевод А.А. Чекаловой. М., 1998. 
  10. Reynolds L.D., Wilson N.G. Scribes and Scholars. A Guide to the Transmission of Greek and Latin Literature. 2-nd ed. Oxford, 1974, p. 45-46. 
  11. О Фотии см.: Hergenrother J. Photius, Patriarch von Konstantinopel. Sein Leben, seine Schriften und das griechische Schisma. Regensburg, 1867-1869, Bd. 1-3; Dvornik F. Le Schisme de Photius. Histoire et legende. Paris, 1950. 
  12. См.: Чичуров И.С. Литература VIII-X вв. - Культура Византии. Вторая половина VII-XII в. М., 1989, с. 143-146: Wilson N.G. The Composition of Photius. Bibliotheca - Greek, Romanu and Byzantine Studies, v. 9, 1968, p. 451-455; Treadgold W.T. The Nature of the Bibliotheca of Photius. Washington, 1980, p. 1.17-184. 
  13. Reynolds L.D.. Wilson N.G. Op. cit., p. 56-58. 
  14. Bellinger A.R., WellesC.B. A. Third Century Contract of Sale from Edessa in Osrohoene - Yale Classical Studies, v. 5, 1935, p. 93-154; Torrey Ch.C. A Syriac Parchment from Edessa in the Year 243 A.D. - Zeitschrift fur Semitistik und verwandte Gebiete, Bd. 10, 1935, S. 33-45. 
  15. О дате гибели см.: Grenet F. Les Sassanides a Doura-Europos (253 ар. J.-С.). Reexamen du materiel epigraphique iranien du site - Geographic historique du Proche-Orient. Paris, 1988, p. 133-158. 
  16. См.: Пигулевская H.B. Культура сирийцев в средние века. М., 1979, с. 33. 
  17. Полный список переводов произведений античной литературы на сирийский язык см. Baumstark Л. Geschichte der syrischen Literatur. Bonn, 1922. 
  18. Пигулевская Н.В. Указ. соч., с. 116-117. 
  19. Подробнее см.: Пигулевская Н.В. Указ. соч., с. 118-185; Baumstark A. Aristoteles bei den Syrern vom V-VIII. Jahrhundert. Band I, Leipzig, 1900; Uhlig G. Dionysii Thracis Ars Grammatica. Leipzig, 1883, p. XLIV-XLVI; Mc Leod M.D., Wickham L.R. The Syriac Version of Lucian's De Calumnia - CQ, M.S., 20, 1970, p. 297-299. 
  20. Grignaschi M. Les Rasa'il "Aristatalisa "lla-l-lskandar de Salim-Abu-l-Ala et l'activite culturelle a 1'epoqiie omeyyade - Bulletin d'6tudes orientales, XIX, 1965-1966, p. 1-83; Grignaschi M. Le roman epistolaire classique conserve dans la version arabe de Salim Abu-l-Ala - Le Museon, LXXX, 1967, p. 211-264. 
  21. Peters F.-E. Aristotle and the Arabs. New York, 1968. 
  22. Badawi A. La transmission de la philosophic grecque au monde arabe. Paris, 1967. 
  23. О нем см.: Walzer R. On the Arabic Version of Books A, a and l of Aristotle's Metaphysics - Harvard Studies of Classical Philology, v. 63, 1958, p. 217-231. 
  24. Reynolds L.D., Wilson N.G. Op. cit., p. 48-51. 
  25. Leroy M. Gregoire Magistros et les traductions armeniennes d'auteurs grecs - Annuaire de I'lnstitut de Philologie et d'Histoire Orientale, 3, 1935, p. 263-294; Nicoll W.S.M. Some Manuscripts of Plato's Apologia Socrata. - Classical Quarterly, M.S., 16, 1966, p. 70-74. 
  26. Фрагмент из "Республики" Платона встречен в одной из рукописей, найденных в Наг Хаммади. См.: Colpe С. Heidnische, judische und christliche Ueberlieferung in den Schriften aus Nag Hammadi - Jahrbuch flir Antike undChristentum, 15, 1972, p. 14. 
  27. Nallino C.A. Tracce di opere greche giunte agli arabi per trafila pehievica -Nallino C.A. Raccolta di scritti editi e inediti, t. VI, Roma, 1948, p. 285-303. 
  28. Фихман И.Ф. Введение в документальную папирологию. М., 1987, с. 7 (окончательное прекращение производства его относится к Х1-Х11 вв.). 
  29. Gigante М. Catalogo dei papiri ercolanesi. Naples, 1979. Русский перевод трудов Эпикура и его учеников см.: Лукреций. О природе вещей. Перевод С.И. Соболевского, т. II. М., 1947, с. 518-662. 
  30. Фихман И.Ф. Указ. соч., с. 32-67. 
  31. Относительно полный список открытых литературных произведений и их фрагментов см.: Pack R.A. The Greek and Latin Literary Texts from Greco-Roman Egypt, 2-nd ed. Ann Arbor, 1965; Cavenaile R. Corpus papyrorum latinarum. Wiesbaden, 1958, p. 7-142, 379-398; Cavenaile R. Papyrus litteraires latins et philologie -L'antiquite classique, 50, 1981, p. 125-136. 
  32. Назван по месту находки - в Оксиринхе (Верхний Египет). Русский перевод опубликован в виде приложения в кн.: Ксенофонт. Греческая история. Перевод, вступительная статья и комментарий С. Лурье. Л., 1935. 
  33. Ярхи В.Н. Незнакомый Еврипид. Трагедия интриги и случая. Перевод с древнегреческого и комментарий В.Н. Ярхо. - Вестник древней истории, 1995, N 3; 1995, N 4; 1996, N 1; его же. Трагедия Еврипида "Эрехфей"- Вестник древней истории, 1999, N 4, с. 37-58. 
  34. Сейчас известны полностью или в значительной части "Третейский суд", "Самиянка". "Остриженная", "Герой", "Брюзга", "Щит". См.: Ярхо В.Н. Менандр - поэт, рожденный заново. - В кн.: Мениндр. Комедии. Фрагменты. М└ 1982, с. 380-435. 
  35. Русский перевод см.: Гиперид. Речи. Перевод Л.М. Глускиной. - Вестник древней истории, 1962, N 1. 
  36. Например, "Оды" Бакхилида (См. Пиндар. Бакхилид. Оды. Фрагменты. Издание подготовил М.Л. Гаспаров. М., 1980) или один из эподов Архилоха (см. Ярхо В.Н. Новый эпод Архилоха. - Вестник древней истории, 1982, N 1, с. 64-80). 
  37. Первое издание: Aristotle. On the Constitution of Athens. Ed. by Kenyon. London, 1891: русский перевод: Аристотель. Афинская полития. Государственное устройство афинян. Перевод и комментарии проф. C.И. Радцига, предисловие В. Сапожникова, под редакцией проф. B.C. Сергеева. М.-Л., 1936. 
  38. Новосадский Н.И. Греческая эпиграфика. Лекции, читанные в Московском археологическом институте. Часть 1. М., 1909, с. 7. 
  39. Корпус боспорских надписей. М.-Л., 1965. Сейчас число открытых надписей увеличилось. 
  40. Herod. VIII, 40-41. Русский перевод см.: Геродот. История в девяти книгах. Перевод и примечания Г.А. Стратановского, под общей редакцией С.Л. Утченко, редактор перевода Н.А. Мещерский. Л., 1972, с. 387-388. 
  41. Plut. Themist. 1Х-Х. Русский перевод см.: Плутнрх. Сравнительные жизнеописания. Том 1. Издание подготовили С.П. Маркиш и С.И. Соболевский. М., 1961, с. 152-153. 
  42. Jameson М.Н. A Revised Text of the Decree of Themistokles from Troizen - Hesperia, XXXI, N 3, 1962, p. 311-312. 
  43. Merrit B.D., Wade-Gary H.T., McCregor M.F. The Athenian Tribute Lists, v. I-IV, Cambridge (Mass.), Princeton, 1939-1952. 
  44. Xen. Hell.I III, 5. 16. Русский перевод - Ксенофинт. Греческая история. Перевод, вступительная статья и комментарий С. Лурье. Л., 1935, с. 16: Lys. XVI, 13. Русский перевод - Лисий. Речи. Перевод С.И. Соболевского. М., 1994, с. 185; Andoc. Ill, 25. Русский перевод - Андокид. Речи или истории святотатцев. Перевод и комментарии Э.Д. Фролова. Спб., 1996, с. 98. 
  45. A Selection of Greek Historical Inscriptions, v. II. Ed. by M.N. Tod. Oxford, 1950, N 101. 
  46. Paus. 1, 24,3. Русский перевод - Павсаний. Описание Эллады. Перевод и вступительная статья С.П. Кондратьева. Том. 1. М., 1994, с. 65-66. 
  47. A Selection... N 128. 
  48. Demosth. XX, 29-40. Русский перевод см.: Демосфен. Речи в трех томах. Перевод с греческого. Том 1. Ответственный редактор Л.П. Маринович. М., 1994, с. 21-23. 
  49. Русский перевод см.: Граков Б.Н. Материалы по истории Скифии в греческих надписях Балканского полуострова и Малой Азии. - Вестник древней истории, 1939, N 3, с. 239-241. 
  50. Оба текста в русском переводе изданы в подборке надписей: события 346/5 - 318/7 гг. до н.э. в отражении эпиграфических источников. Перевод Э.Д. Фролова - Вестник древней истории, 1963, N 1. с. 214-215. 
  51. Robert L. De Delphes a Oxus. Inscriptions grecques nouvelles de la Bactriane - Academic des inscriptions et Bellres-Lettres. Comptes rendus, 1968, p. 416-457. 
  52. Литвинский Б.А., Виноградов Ю.Г., Пичакян И.Р. Вотив Атросока из храма Окса в Северной Бактрии. - Вестник древней истории, 1985, N 4. 
  53. Haussoulier В. Inscriptions grecques de Babylone. - Klio, 1909, Bd. IX, N 2. 
  54. Подробнее см.: Котеленко Г.А. Греческий полис на эллинистическом Востоке. М., 1979, с. 115-120. 
  55. Plut. Pericl. XII-XIV. Русский перевод см.: Плутарх. Сравнительные жизнеописания. Том 1. Издание подготовили С.П. Маркиш и С.И. Соболевский. М., 1961, с. 204-206. 
  56. Подробнее см.: Кузнецов В.Д. Некоторые вопросы организации общественного строительства в Афинах. - Советская археология, 1990, N 4; Boersma J.S. Athenian Building Policy from 561/0 to 405/4 В. С. Groningen, 1970, p. 3-7. 
  57. В декрете о перестройке городских стен Афин прямо написано, что подробные строительные отчеты нужны для того, "чтобы каждый афинский гражданин по желанию мог видеть и надзирать за тем, что происходит со стенами". Подробнее см.: Хабахт X. Афины. История города в эллинистическую эпоху. М.. 1999, с. 75. 
  58. О делосских надписях см.: Durrbach F. Inscriptions de Delos. Paris, 1929. 
  59. В качестве примера укажем только на одну такую надпись - в честь Птолемея IV. Cм.: Gauthier Н., Sottus Н. Un decret trilingue en l'honneur de Ptolemee IV. Le Caire, 1925. 
  60. Некоторые надписи из Ликии (область в Малой Азии) выполнены на трех языках (при одинаковом содержании). См., например, Mefzger Н., Laroche Е., Dupon-Sommer A., Mayrhofer М. La stele trilingue du Letoon. Paris, 1975. 
  61. Gusmani R. Lydisches Worterbuch, mit grammatischer Skizze und Inschriftensammiung. Heidelberg, 1964. 
  62. Brixhe Cl. Problemes d'interpretation du phrigien - Le dechiffrement des ecritures et des langues (Colloque du 29-е Congres des orientalistes. Paris, juillet 1973). Paris, 1975, p. 65-74. 
  63. Для нашей цели особенно важны надписи из Пальмиры (Сирия) - крупнейшего центра караванной торговли античного мира. Очень значительная часть надписей одинакового содержания выполнена на двух языках: арамейском (пальмирский диалект) и греческом. "Корпус" пальмирских надписей издается с 1930 г. Особенно интересны надписи из храма Баалшамина. CM.: Dunant Chr. Le Sanctuaire de Baalshamin a Palmyre. III. Les inscriptions. Neuchatel, 1971. 
  64. Back M. Die sassanidischen Staatsinschriften. Teheran-Liege, 1978. 
  65. В качестве примера: Schlumherger D., Robert L., Dupont-Sommer A., Benveniste A. Une bilingue greco-arameenne d'Asoka-Jornal asiatique, t. 246, 1958, p. 1-48. 
Источник: http://www.accessnet.ru/vivovoco/ 
 
 
 

 
vlad@ssl.nsu.ru