Последние новости биологии

Размышления о геронтологии (статья Аркадия Соснова из газеты "Поиск" 10.05.01)
Похоже, одной из главных научных дисциплин наступившего столетия будет геронтология - наука, изучающая феномен старения живых существ, в том числе человека

В самом деле, в 1900 году средняя продолжительность жизни людей была 32 года, а сейчас уже за 70, в некоторых странах - и того больше. Кстати, женщины, как правило, живут дольше мужчин. Так, в Италии средняя продолжительность жизни мужчин составляет 74 года, женщин - 81 год. В Голландии, соответственно, 75 и 80 лет. Среди столетних долгожителей женщин вчетверо больше, чем мужчин. По мнению специалистов, в основе этой закономерности - не биологические различия, а стиль жизни.

Сегодня в развитых странах старики составляют 1/5 часть населения, в странах Африки - 1/15 - 1/20 часть. Тенденция такова, что в 2050 году люди старших возрастных групп будут составлять более трети населения развитых стран. К примеру, в США в середине этого века будет более миллиона столетних.

Что сулит глобальное постарение человечества? Есть ли панацея от старости? Как добиться полноценного долголетия? Об этом по просьбе "Поиска" размышляет президент Геронтологического общества РАН, руководитель лаборатории канцерогенеза и старения НИИ онкологии имени Н.Н.Петрова, доктор медицинских наук профессор Владимир АНИСИМОВ:

- Существует два сценария. По одному из них продолжительность жизни будет увеличиваться, но сопровождаться ростом числа болячек.

- Старость не в радость?

- Вот именно. Пессимистический прогноз в том и заключается, что жить будем дольше, но с грузом недугов, который ляжет тяжким бременем на общество. Скажем, содержание пациента с болезнью Альцгеймера обходится в США в 47 тысяч долларов ежегодно.

- А оптимистический сценарий?

- Он состоит в том, что мы будем доживать бодренько до очень преклонного возраста, и тяжелые недуги омрачат лишь небольшой период перед смертью. Так складывается ситуация в США, наиболее продвинутых странах Скандинавии, для которых типично здоровое долголетие. Там уделяют повышенное внимание тому, что уже стало азбукой, например, в онкологии: легче рак предотвратить, чем вылечить. Программы профилактики преждевременного старения - вещь серьезная. Прежде всего, они заключаются в изменении образа жизни. Скажем, 33 процента всех раковых заболеваний связано с курением, оно приводит еще и к ускорению развития сердечно-сосудистых болезней. Известно, что в Америке никотин - общенациональный враг. Думаю, и у нас запрет табачных изделий привел бы к существенному продлению жизни - гораздо большему, чем инвестиции в здравоохранение.

- Есть народная мудрость и на этот счет: кто не курит и не пьет, тот здоровеньким помрет. Что бы ни говорили моралисты, житейские, плотские радости необходимы. А вы призываете к самоограничению.

- Тем не менее ограничение калорийности питания - наиболее эффективный и доказанный экспериментально, на многих видах животных, способ увеличения продолжительности жизни. Уникальный эксперимент, который проводится вот уже 12 лет в трех крупнейших обезьянниках США. Одна группа особей получает обычное питание, ad libitum, то есть сколько съедят, а другая - на 40 процентов меньше. Измеряются триста показателей, имеющих отношение к биологическому возрасту. Оказалось, что у приматов из второй группы замедляется старение.

Но если бы все было так просто! Из экспериментов на крысах, на мышах известно, что подобная "диета" может привести к торможению репродуктивной функции. Кроме того, ограничение калорийности питания не замедляет, а в отдельных случаях даже усиливает рост злокачественных опухолей.

Поэтому надо применять более тонкие подходы. Например, использовать миметики - препараты, имитирующие ограничения калорийности питания. Еще лет 20 назад ленинградский ученый Владимир Дильман из НИИ онкологии имени Н.Н.Петрова предложил использовать антидиабетические бигуаниды, в малых дозах улучшающие утилизацию глюкозы в организме, для продления жизни. Два препарата были испытаны нами на мышах и на крысах и показали свою перспективность. Сейчас американцы этим заинтересовались, и у нас начались совместные эксперименты по изучению влияния этих препаратов и некоторых модификаторов аппетита на механизмы старения.

- Корректно ли феномен старения человека изучать на мышах и крысах?

- Да, это излюбленные модели современной геронтологии, генетически они идентичны с человеком (как, впрочем, и другие, более мелкие объекты наших исследований: круглые черви нематоды, плодовые мушки дрозофилы), у них так же работают эндокринная, иммунная системы. И выводы, сделанные на этих животных, вполне универсальны, что подтверждает мировой опыт фармакологии.

- А не пытаются ли геронтологи идти против законов природы, ведь человечество обречено на смену поколений, как дерево на смену листвы? По-гречески "листопад" - апоптоз, и тем же термином называется запрограммированная клеточная гибель...

- Генетически нам предписано жить до 120 лет. Кстати, подобный срок упомянут и в Библии. Природа не запрограммирована на уничтожение вида. Скорее, можно говорить о том, что после исполнения репродуктивной функции она просто теряет к нему интерес. Но человек в отличие от "братьев меньших" - существо социальное. Продолжением рода его миссия не ограничивается, он является носителем культуры, знаний, навыков. Если выпускник университета в XVIII веке мог чуть ли не всю жизнь пользоваться этим багажом, то сейчас смена информации происходит очень быстро, каждые пять лет объем ее удваивается. Старики ценны как хранители традиций, школ, методологии, исторического опыта.

Со времен Древней Греции максимальная продолжительность жизни остается неизменной - около ста лет, но все большая доля людей доживает до 70-80 лет, а затем стремительно уходит. В наши дни этому способствует взрыв "болезней цивилизации": атеросклероз, рак, сахарный диабет, иммунодепрессии...

- В качестве "эликсиров здоровья" все чаще предлагаются геропротекторы - вещества, замедляющие старение. Как вы относитесь, например, к цитаминам? Говорят, их применение позволило омолодить целую футбольную команду - питерский "Зенит". Уж не допинг ли это?

- Считать их допингом нельзя, по сути, это пептиды, которые синтезируются в организме. При больших нагрузках их расход естественно возрастает, так как они обеспечивают физиологическую функцию клеток. И применение цитаминов (пептидных биорегуляторов, полученных из желез крупного рогатого скота) восстанавливает эту функцию до нормы. Директор Института биорегуляции и геронтологии профессор Владимир Хавинсон придумал для своего детища удачное название, созвучное с "витаминами", "цито" - это клетка.

- Ученые этого института, я слышал, и сами принимают цитамины?

- Хавинсон принимает довольно давно, я - периодически, когда сильно устаю. К сожалению, пока цитамины не так доступны, как хотелось бы. Есть масса других неплохих препаратов. Давно занимаясь геронтологией, я мог бы рекомендовать некоторые адаптогены - например, экстракт элеутеррококка повышает сопротивляемость болезням, особенно весной и осенью. Известно, что женьшень в почете у дальневосточных долгожителей, он сохраняет потенцию... Кстати, в экспериментах на животных показано, что и пептидные препараты эпифиза (шишковидной железы) - эпиталамин и эпиталон продлевают не только жизнь, но и репродуктивную функцию. При этом тормозится развитие опухолей.

- Однако в вашем выступлении на 2-м Европейском конгрессе по биогеронтологии в Петербурге прозвучал довольно суровый приговор всем геропротекторам, предложенным за последние четверть века. Кажется, исключение вы сделали только для цитаминов и антидиабетиков.

- Не только. Впервые предложенный венгерскими учеными депренил - похоже, неплохой препарат, не дающий серьезных осложнений. Суть моего выступления была не в критике, я просто пытался перевести разговор на более научную основу. Есть такой термин: медицина, основанная на доказательствах. Для нормального ученого звучит странно: как может быть иначе? Но учтите: большинство медицинских конгрессов сегодня проводится на средства фармацевтических фирм. Известно: кто платит... Фирмы-спонсоры, заинтересованные в продвижении своих лекарств, заказывают протоколы и получают заключения, что препарат обладает целебными свойствами.

Характерный пример - с бета-каротином. В ряде экспериментальных и даже эпидемиологических работ было показано, что бета-каротин снижает риск заболевания раком. Экспертная проверка не делается одними руками ее надо проводить в разных центрах одновременно, скоординированно и независимо от фирм - это очень дорогое предприятие. И все-таки выполнили такие исследования, на десятках и сотнях тысяч людей, слепым методом, когда одна группа получала препарат, а другая плацебо. Вывод был неутешителен: бета-каротин увеличивает риск рака легких у курильщиков. То же самое с витаминами А, С и Е. Многоцентровые проверки показали, что альфа-токоферол (витамин Е) на самом деле никак не снижает риск инфаркта, хотя он и прекрасный антиоксидант.

Вот почему на конгрессе я предложил создать международную систему по оценке влияния таких препаратов, аналогичную той, что существует в онкологии.

- По какой линии можно ожидать прорыв в современной геронтологии? Может быть, приведет к успеху поиск "гена долголетия" или комбинации генов? Либо надо сделать ставку на лекарства, замедляющие процессы старения?

- Как говорил Мао Цзэдун, пусть расцветают сто цветов. Мне кажется, в современной геронтологии еще нет пути, который можно было бы отбросить.

Скажем, в экспериментах с нематодами и дрозофилами уже находят группы генов, с которыми можно связать увеличение продолжительности жизни. На тех же дрозофилах показано, что пересадка дополнительных копий генов - ферментов, которые связывают свободные радикалы, увеличивает продолжительность жизни. Но повторить этот результат на мышах не удалось. Сейчас - очень интересное направление! - стали непосредственно изучать гены столетних людей. Выяснились совершенно фантастические вещи: у них активированы гены, вызывающие ускоренное старение и преждевременную смерть от сердечно-сосудистых заболеваний, злокачественных опухолей, ведущие к болезни Альцгеймера у более молодых людей. Свертываемость крови у них также повышенная, и даже не укорочены теломеры - концевые участки нитей ДНК, к потере которых при делении клеток, собственно, и сводится механизм старения. Столетние - что-то вроде инопланетян среди пожилых те закономерности, что прослеживаются до 70 лет, у них не работают.

И другое удивительное наблюдение, скажем так, "географическое". Оказалось, что у столетних, живущих в Сицилии и на севере Италии, экспрессируются (проявляют свои функции) разные группы генов. В Японии, где число долгожителей максимально, на Окинаве их больше, чем на севере страны. Причем образ жизни и некоторые биохимические показатели различаются у стариков токийских и окинавских. Значит, тоже нет единого принципа?!

Поэтому, чтобы выявить "гены долголетия", опять-таки нужны многоцентровые исследования в разных странах, нужно создавать банк ДНК, обмениваться информацией. Мы предполагаем в рамках европейского сотрудничества организовать такую программу с участием стран СНГ. В Петербурге есть прекрасный гериатрический центр, где столетних обследуют, наблюдают за ними, помогают им. Замечу, у нас их никогда не было так много, а число 90-летних удвоилось за последние 10 лет.

- Чем можно объяснить, что геронтология столь бурно прогрессирует: создаются новые институты, из бюджета и внебюджетных источников выделяются средства на исследования?

- Видимо, тут несколько причин. Одна из них - энтузиазм людей, которые развивали ее после распада Советского Союза. Потому что в СССР был только один институт данного профиля - в Киеве. Но серьезного уровня работы по геронтологии продолжались в Петербурге, Москве, Новосибирске, Пущине, других центрах, стали формироваться научные коллективы на самых перспективных направлениях. Второе - это социальный заказ. Невысокая продолжительность жизни россиян - прямое следствие низкого ее качества. У нас показатели детской смертности не самые лучшие, мы ведем непрерывные войны. Алкоголизм, курение, криминогенная среда - все это убивает молодежь, сокращает среднюю продолжительность предстоящей жизни в России.

Между тем наши граждане могли бы жить не меньше, чем в Западной Европе. Один английский ученый подсчитал, какова будет продолжительность жизни в разных странах, если приравнять ежегодный среднедушевой доход в них к 25 тысячам долларов. Ясно, что человек с высокими доходами имеет больше возможностей вести правильный образ жизни: полноценно отдыхать, лечиться у хороших докторов. Так вот, оказалось, что в зажиточных странах она практически не выросла бы. Зато в России превысила бы уровень американской!

Наше общество тоже в целом стареет. Но этот социальный вызов по-настоящему пока не воспринят властями. Посмотрите, что творится в поликлиниках: в основном, пожилой контингент, молодежи некогда болеть. Современная медицина, сориентированная на лечение пожилых, бесперспективна.
Если же мы начнем заботиться о молодых, создадим систему профилактики преждевременного старения и сцепленных с ним болезней, - это приведет к существенному улучшению качества жизни, повышению трудоспособного возраста. К этому надо готовиться и медикам, в том числе психологически. И не надо пугаться, что повысится пенсионный возраст: сейчас многие готовы работать и дольше, и тогда они проживут больше. Нередко люди, особенно мужчины, выходящие на пенсию, быстро умирают, поскольку выбиты из обычного ритма.

- Можно деликатный вопрос: как долго собираетесь жить вы лично?

- Не меньше предков! Мой дед прожил 92, бабушка - 94, причем до конца дней сохраняли ясную голову, бабушка помнила французский язык. Я горжусь своими знаменитыми земляками-долгожителями: это и Дмитрий Сергеевич Лихачев, и ныне практикующий 96-летний хирург Федор Григорьевич Углов. Их старость можно назвать блистательной. Ирина Измайловна Лихницкая в свои 93 года возглавляет Петербургское общество геронтологов, консультирует учеников-диссертантов, пишет статьи, недавно книжку издала. Читателей "Поиска" должно вдохновлять, что все они - ученые.

Цитируется по http://www.poisknews.ru/.


[ Предыдущее сообщение     Оглавление     Последующее сообщение ]



vlad@ssl.nsu.ru