Педагогический вестник

Л.Г.БОНДАРЕВ
Почему в Европе нет деревянных заборов, или из истории энергетических кризисов (статья от 26.01.2001).

Локальные энергетические кризисы, связанные с нехваткой топлива, сопровождали Европу и Россию на протяжении всей истории. Их причина - стремительное уничтожение лесов, древесина которых многие века была едва ли не единственным источником энергии для промышленности и бытовых нужд. Московский ученый исследует проблему локальных энергетических кризисов в Европе и России в 7-18 вв. и способы их преодоления.


Россия и сегодня остается самой богатой по части леса страной, хотя леса эти основательно поредели. Но ситуация в Европе куда хуже. Несколько веков назад ее территория была густо покрыта лесами, от которых сегодня почти ничего не осталось. Таков результат концентрации населения, промышленности и неразумного использования природных ресурсов.

Основная масса срубленного леса в прошлые века уходила в топки таких энергоемких производств, как горное дело, металлургия, солеварение и производство поташа, а также на строительство и отопление домов. Расцвет горного дела в Средней Европе приходится на X - XVII века. В 1525 году только на немецких рудниках работали около 100 тысяч человек, еще десятки тысяч выжигали древесный уголь и плавили металл. При добыче медной или железной руды тогда использовали старинный способ "пожог", известный еще в странах античного Средиземноморья. Крепость камня преодолевали огнем, который заставлял породу трескаться и разрушаться. В 16 веке в Германии для получения 1 тонны железа тратили около 6 тонн древесного угля, который предпочитали получать из бука. А дров для его выжигания требовалось в 5 раз больше, 30 тонн. В то время 200 заводов Верхнего Пфальца каждый год потребляли до 600 тыс. куб. м древесного угля, а годовой расход древесины достигал 2 млн. куб. м. Расчеты показывают, что в 16 веке леса Верхнего Пфальца ежегодно сокращались как минимум на 140 кв. км. В итоге древесный уголь приходилось завозить издалека, и это расстояние с каждым годом увеличивалось, дорожали топливо и расходы на его доставку. В результате к 1550 году Пфальц испытал острый энергетический кризис, рудники и заводы начали закрывать.

В раннем средневековье в Центральной Европе можно было неограниченно пользоваться лесом, как водой из реки. Но, в отличие от воды, круговорота леса в природе нет, этот ресурс возобновляется медленно. Поэтому, начиная с 1532 г., без особого разрешения нельзя было рубить дуб и бук, на колья для выращивания хмеля можно было использовать только ольху, иву или сосну. С 1593 г. вместо деревянных заборов начали устраивать живые изгороди.

Экономия древесины принимала порой экстравагантные формы. Прусский король Фридрих II отменил старинный обычай украшать жилища на Троицу молодыми березками, а австрийский император Иосиф П предписал хоронить покойников не в деревянных гробах, а завернутыми в черный саван. В 1740 году Фридрих П учредил особый пеший полк в 1560 человек. В мирное время солдаты изучали не только военный устав, но и лесное дело, а после военной службы все автоматически становились лесными сторожами.

В Англии вырубку лесов долгое время сдерживала королевская монополия на них как на охотничьи угодья. После ликвидации королевской монополии (1263-1265 гг.) леса поредели настолько, что пришлось импортировать строевой лес из Финляндии. К концу 16 века в Англии при Джеймсе 1 (1603-1625) шутили: если бы Иуда оказался в Шотландии, то он не смог бы найти дерево, чтобы повеситься. В 1605 г. В.Блиф писал об английских лесах как о ничтожных островках среди полей.

К 1550-1700 гг. относится первый английский энергетический кризис. Он был связан в первую очередь со значительным истреблением лесов ради строительства и дровяного отопления, поскольку быстро росло население. В 1530 г. в Англии и Уэльсе проживало 3 млн. человек, а к 1690 г. вдвое больше.

В 1700-1750 гг. с острым энергетическим кризисом столкнулась английская металлургия, потреблявшая огромное количество древесины. Значительная часть сохранившихся лесов относилась к категории корабельных, а они еще по закону 1540 г. были объявлены неприкосновенными. Чтобы сохранить лес для флота, пришлось не только прекратить строительство новых чугунных заводов, но и закрыть значительную часть действующих. Железо стали закупать в Швеции и в России.

На фоне Западной Европы Россия всегда выглядела как страна с огромными лесными ресурсами. Но и здесь издавна случались локальные энергетические кризисы, связанные с длительной эксплуатацией леса. Истребление лесов в Европейской России в 18 веке шло невероятными темпами - более 2000 кв. км в год! В середине 18 века императрица Елизавета Петровна волевым решением предотвратила надвигавшийся на Москву и Подмосковье энергетический кризис, где леса были уже основательно повырублены для нужд размещенных там производств. После обсуждения этого вопроса в Сенате 11 мая 1747 года императрица подписала указ, в котором говорилось: "В лесах крайняя нужда состоит и годного почти мало остается... Снести железные, и хрустальные, и стекольные заводы, отстоящие от Москвы в 200 верстах". Винокуренным заводам разрешено было остаться, но с тем условием, что они будут потреблять топливо, заготовленное за пределами этой зоны. Из железных заводов исключение было сделано только для Тульского. Десятью годами позже аналогичные постановления были приняты относительно Петербурга. Тогда же был запрещен "отпуск за море всякого лесу".

Но довольно скоро при Екатерине П (1762-1796 гг.) эти решения стали нарушать. В 1782 году владельцам лесов было дано право распоряжаться ими по своему усмотрению. За последующие 8 лет были совершенно вырублены заповедные в петровские времена корабельные леса Поволжья, предназначенные только для флота. Урон был столь очевиден, что сразу после смерти Екатерины П в 1796 г. при Павле 1 были введены ограничения на эксплуатацию лесов и учрежден Лесной департамент, который, в числе прочего, занимался лесопосадками.

Академик И.И.Лепехин с горечью писал в конце 18 века об истощении лесных ресурсов в лесостепи и у южной границы леса в центральной Европейской России: "Во многих местах у нас деды топили дровами, а ныне внучаты соломкою или пометом топить начинают". Дефицит леса сказался на размерах и облике крестьянских домов и надолго определил внешний вид южных деревень.

На примере леса видно, что исчерпание природных ресурсов происходит стремительно из-за непрерывного роста населения и его потребностей в энергии и материалах. Энергетический кризис, связанный с нехваткой леса, в Европе и Центральной России, удалось преодолеть только благодаря переходу в 18 веке на новое топливо, каменный уголь. Правда, сжигание угля повлекло за собой серьезные экологические проблемы, такие как загрязнение атмосферы, кислотные дожди, но это тема уже другого исследования. История учит, что при энергетических кризисах внимание правителей должно быть сосредоточено на экономии ресурсов, их рациональном использовании и поиске новых источников энергии, ведь уголь, нефть и газ тоже скоро закончатся. В выигрыше окажутся те страны, где не пожалеют средств на разработку новых источников энергии, не связанных с перевозкой топлива на большие расстояния, и мероприятий по ее экономии.

Цитируется по http://www.informnauka.ru/


[ Предыдущее сообщение     Оглавление     Последующее сообщение



vlad@ssl.nsu.ru