Педагогический вестник


Михаил АРАПОВ
Интернет как новый образ жизни (статья из газеты "Первое сентября" N35, 15.05.01)

Почему американцы ведут свои школы на штурм виртуальной реальности

Кардинальные преобразования в жизни общества начинаются с небольших сдвигов в такихсферах жизни, где этого меньше всего ждешь.

Еще летом 1998 года в каждом номере попавшей в мои руки американской газеты я обязательнонатыкался на непонятное слово "e-rate". Этим словом пестрели редакционные статьи, бесчисленные заметки и письма читателей. "Ирэйт" обсуждали на каждом канале телевидения. В словари это слово еще не попало. А означает оно хитроумый способ оплатить работу американских школьников во всемирной сети Интернет. Весь сыр-бор разгорелся в 1996 г., когда американский конгресс принял рамочный законопроект, известный под названием "Telecommunication Act". Законопроект обязывал местные телефонные компании присоединить к Интернету все общественные школы, а также общественные библиотеки и сельские больницы (в США из примерно 107 тыс. школ 81 тыс. - общественные, остальные частные, которые должны заботиться о присоединении к Сети самостоятельно).

Оплатить подключение школ компаниям разрешалось за счет их доходов от междугородней телефонной связи, тарифы на которую регулируются на федеральном уровне. Но когда телефонные компании представили свои расчеты, возмутилась публика, которая привыкла к низким тарифам (порядка 10-20 центов в минуту в зависимости от времени суток и т.д.).

Телефонные компании стали упрекать в жадности и попытках переложить расходы на подключение школ на своих абонентов, да еще и подзаработать на этом. Государству пришлось предложить местным властям компенсировать компаниям часть расходов. В результате были изменены приоритеты (сначала будем подключать школы в депрессивных районах и т.д). Тем не менее почти все средние школы США достаточно быстро были присоединены к Интернету. Ведь речь шла не столько о выполнении правительственной программы, сколько о том, что такое присоединение становится для школы, учебного округа, местных властей делом престижа.

Но, конечно, дело не только в престиже - и даже совсем не в нем.

Здесь уместно напомнить об одной национальной особенности американцев, которой они, кстати, резко отличаются от нас. Мы часто готовы платить за высокое качество и новизну, даже если в данный момент не можем извлечь для себя из этого дополнительного качества никаких заметных преимуществ. Американцы к этому абсолютно не готовы. Поэтому, если нам хватает денег на телевизор, то мы покупаем модель с самым плоским экраном, пылесос, который не только моет, но и купает... Ничего подобного в США нет: газонокосилки у них ревут, как реактивные лайнеры, стиральные машины напоминают первые образцы этой техники в СССР (только побольше размером), в широкой продаже мониторы такого качества, что ими постыдилась бы у нас торговать лавочка, ютящаяся в бывшем общественном туалете, и т.д. Если вам захочется чего-то очень качественного, то вам это, конечно, в Америке отыщут и за солидные денежки продадут. Но средний американец не заплатит ни доллара за те качества, без которых он сегодня может обойтись.

Но какие же необходимые выгоды преследуют американцы, подключая школы к Интернету, в чем их план? Я думаю, никакого до конца продуманного плана здесь нет, а есть нечто более серьезное и срабатывающее гораздо более надежно - национальный стереотип успеха. До сих пор, когда Америка сталкивалась с крупной технико-экономической проблемой, она удивительно быстро осознавала ее значение и поворачивалась к проблеме лицом, кардинально меняя при этом образ жизни страны.

Америка готова сейчас повернуться к Интернету, как в начале уходящего века она повернулась к автомобилю, потом к телевизору, к компьютеру, а до этого в XIX в. - к массовой прессе. Это похоже на прорвавшуюся плотину: все устройства, с помощью которых можно производить интеллектуальные операции (системы резервирования авиабилетов, мест в гостиницах, телефоны, пейджеры, банкоматы и т.д. и т.п.), разрабатываются с условиями их совместимости с Интернетом. После завершения цикла их разработки и внедрения деваться будет некуда. Сеть должна будет зарабатывать большие деньги.

Конечно, разные секторы хозяйства поворачивались к Интернету с разной скоростью. Мне кажется, американское правительство, угадывая сейчас общий вектор развития, пытается подтолкнуть среднее образование - сектор, экономически инертный, но определяющий глубину и радикальность перемен.

Произведя солидные финансовые вложения в Интернет (а к этому, несмотря на все кризисы, медленно, но верно идет дело), США получат в свои руки огромное информационное поле для распространения своего образа жизни, ценностей, культуры, а также колоссальные экономические преимущества. И обвинять Америку в вытеснении из Интернета любой другой национальной культуры будет так же нелепо, как обвинять слона в том, что он не заметил оказавшегося на его пути муравья.

Но в ситуации с единым "великим кормчим", будь им отдельный человек или целая нация, таится огромная опасность для мировой цивилизации. В мире, где безраздельно доминирует Майкл Джексон, Макдоналдс и Майкрософт, происходит, пользуясь словами Достоевского, "всеобщее окисление", и неизбежно начнется тотальное несварение желудка. Предупреждать об этой опасности в конце XX века даже неудобно.

Однако неправда, будто у нас нет никаких предпосылок, чтобы занять в соревновании с Америкой почетное место. Мы очень убиваемся, что ввозим в страну мясо и обувь. А американцы тоже ввозят обувь, но еще они в огромных масштабах импортируют человеческий интеллект. И не убиваются по поводу того, что собственных квалифицированных специалистов у них катастрофически не хватает. А мы уже двадцать лет не знаем, что делать с избытком специалистов.

Но вернемся к Интернету. Итак, для Америки (не для специалистов, не для политиков, а для рядового человека) Интернет - это предвкушение успеха. Для нас Интернет - это шанс сохранить нашу культуру и сформировать собственный образ жизни за счет резкого (на два-три порядка) снижения стоимости распространения информации по сравнению с традиционными методами.

В.О.Ключевский заметил, что смыслом русской истории была географическая экспансия. Экспансия в Интернете могла бы стать логическим продолжением нашей истории, но без того трагического противоречия, которым заряжена экспансия территориальная.

Здесь есть цель, есть критический для ее достижения ресурс - интеллектуальные силы, и этот ресурс, хотя стыдно в этом признаваться, ну очень дешев. И притом на сегодня эта программа уже сама по себе набрала порядочную скорость развития. Сегодня в России, по разным оценкам, от 6 до 10 миллионов постоянных пользователей Интернета, и каждый год их число удваивается.

По материалам Интернет-сайта "Курьер образования" (печатается с сокращениями)


Цитируется по http://www.1september.ru/ru/first.htm


[ Предыдущее сообщение      Оглавление     Последующее сообщение]



vlad@ssl.nsu.ru